МЕНЮ
101-й ПОСВЯЩАЕТСЯ
ПАМЯТНИК

 

Аргунские амазонки

 

 

    Милые девчонки из 303-го отдельного батальона оперативного назначения внутренних войск, стоящего в чеченском городе Аргун, узнав, что их будут фотографировать для газеты, "нарядились" в камуфлированные "комбезы", водрузили на себя по двадцатикилограммовой "разгрузке" (так здесь называют специальный жилет, в многочисленных карманах которого несколько снаряженных магазинов к автомату, гранаты, заряды к подствольному гранатомету "Муха" и прочие необходимые в бою вещи), взяли в руки оружие.

   Боже, они хотели показаться еще более мужественными, чем есть! Хотя их мужеству, их смелости, их стойкости могли бы позавидовать тысячи мужиков на этом свете.

   Должности у моих героинь скучные и вовсе не боевые. Яна Макаренко - делопроизводитель в секретной части, а заодно батальонный писарь. Света Рязанова служит в строевой части. Нина Матвеева - санинструктор, а также начальник продовольственного склада. Люба Шелегеда - главный финансист батальона. Если армейский стаж Нины насчитывает уже десять лет, то Яна и Света, которым всего-то по двадцать, а армии недавно.

   У каждой из них был свой путь сюда, на небольшой пятачок чеченской земли. Яна приехала вслед за мужем, начальником батальонной разведки Станиславом Макаренко. Стас, рассказывает она, уже был полгода в Чечне и когда грянула новая "командировка" на Кавказ, поняла, что больше разлуку не вытерпит.

   А ведь у нее замечательная "гражданская" профессия - модельер. За плечами - языковой лицей в Иркутске, которая Яна окончила с отличием.

 

   Света Рязанова томичка. Закончила юридическое отделение Томского сельхозтехникума и неожиданно для всех поступила на армейскую службу. Говорит, только здесь, в армии, можно было найти работу по специальности. Кроме того, появлялась надежда на получение высшего юридического образования - у военных есть льготы.

   Нина, по ее собственным словам, к жизни на "гражданке" просто не приспособлена. До армии успела поменять мест шесть работы - нигде долго не задержалась. Что поделаешь, характер у нее боевой, занозистый. В детстве, говорит она, ее так и называли - "черт в юбке".

   Жалеет, что не родилась пацаном - точно стала бы офицером. А пока - младший сержант. В батальоне никто ее по званию, конечно, не называет. Для солдат она просто "мама Нина".

   Прапорщик Люба Шелегеда тоже в армии не первый год. Служила в части, где готовят подразделения перед Чечней, никого, как она говорит, не трогала. Сюда попала, можно сказать, случайно - серьезно заболел начфин 303-го батальона, нужно было срочно его заменить. Заменила.

   Что нужно женщине на войне? Романтики? Денег? Близости к крепким, сильным мужчинам? Шелухой облетают слова, которыми пытаешься оформить мотивы странного, невозможного (по нашим мирным, гражданским меркам) решения моих героинь - нести службу в этом треклятом месте - Чечне.

   На фотоснимке они вышли веселыми, излучающими задор. Боевые подруги. Разве подумаешь, разве узнаешь по жизнерадостным лицам этих женщин, что черное крыло войны уже коснулось каждой из них...

 

   Яна Макаренко - двадцатилетняя вдова. Ее муж, старший лейтенант Станислав Макаренко погиб 6 августа, попав в засаду боевиков, устроенную в центре Аргуна. В этот день они должны были справить вторую годовщину своей свадьбы, накануне закупили продукты, нарисовали красивые пригласительные для друзей на небольшой торжественный ужин.

   "А где Стас?", - спросила она заместителя командира батальона, когда колонна БТРов вернулась после боя. "А Стаса нет", - сухо ответил офицер. Что было дальше, Яна не помнит. Даже будучи в сознании, она отказывалась воспринимать действительность. Мир перевернулся. Жизнь остановилась.

   В том бою потеряла самого дорогого для нее человека и Люба Шелегеда. Весь день никто не решался ей сказать, что среди погибших - комбат, майор Игорь Сова. А когда сказали, она не поверила. И до сих пор не может окончательно поверить в это.

   К Свете Рязановой судьба была благосклонна. Ее любимый человек, лейтенант-разведчик Дима, был "всего лишь" ранен - чеченская пуля прошила насквозь его легкое. Спустя три недели Дима уже вернулся в Аргун, сбежав из госпиталя.

   Для "мамы Нины" чеченская война - не первая в жизни. Она уже сполна познала горечь утраты близких людей. 6 августа, когда привезли тела погибших в том, самом первом для аргунского батальона бою, даже видавшие виды мужики растерялись. И маленькой женщине Нине пришлось делать то, на что решится не каждый мужчина.

   А 13 августа, в очередном бою, Нину тяжело контузило разрывом гранаты. Она до сих пор чуть заикается, и ее это слегка раздражает ("Н-ничего, с-скоро п-п-пройдет", -успокаивает она окружающих и саму себя).

   Три боя выдержал аргунский батальон в августе. У каждой из моих героинь была возможность уехать и больше не возвращаться сюда, где грань между жизнью и смертью ничтожно мала. Яна, похоронив мужа, вернулась. Отговаривали ее родители, родители Стаса - бесполезно. "Мой дом там - в батальоне".

    Ей говорили, ссылаясь на сообщения радио, что 303-й батальон разбит, потерял 99 процентов личного состава. "Значит, я буду в том, оставшемся, проценте" - спокойно отвечала она.

   Любу мать со слезами умоляла не возвращаться в Чечню. Матери Светланы каждый, кто узнавал, где служит ее дочь, тотчас же советовал: "Забирайте немедленно!". Где там... 

   - Я уже не смогу жить на "гражданке", среди "гражданских" - говорит Яна. - Я не понимаю их мелочных забот,  их суеты, их дрязг. Там принцип жизни - деньги.  А деньги это мусор. Только здесь понимаешь, чего стоит жизнь.

   В своем женском восприятии этой войны мои героини единодушны: "Это бессмысленная бойня. Мы здесь пушечное мясо". Но они презирают своих бывших сослуживцев-мужчин, которые трусливо сбежали из батальона после первого же боя, сославшись на обнаружившиеся вдруг болячки и "срочные обстоятельства". Они без жалости относятся к тем мужикам, которые, оставшись, топят свой страх в водке, кто опустился, перестав следить за собой, за своим внешним видом.

   Сами они не на минуту не забывают, что они женщины, а вокруг них мужчины. Не до косметики, конечно, но каждая считает святой своей обязанностью быть всегда "в форме". И даже когда очень хочется поплакать, одергивают друг дружку: нельзя, вокруг солдаты, совсем еще пацаны. Видя рядом спокойных, уверенных в себе женщин, им есть перед кем "держать марку"...

   Я не знаю, как сложится дальнейшая судьба аргунских "амазонок". На войне загадывать вперед не любят. Они молоды, симпатичны. Быть может время залечит душевные раны, нанесенные им Чечней. Быть может через год-два жизнь на "гражданке" перестанет быть для них такой пугающей и чужой, как сейчас.

   Но сейчас они на войне. И лица этих женщин, их судьбы никогда не смягчат лицо чеченской бойни. Напротив, оно от их присутствия выглядит еще страшнее и безобразнее. 

 

Сергей Никифоров.

Аргун-Томск.

Сентябрь 1996 г.

ПОИСК ПО САЙТУ
ВСТРЕЧИ ВЕТЕРАНОВ
ПАМЯТЬ
МЫ УХОДИМ...
© 1995-2017 «101osbron.ru»