МЕНЮ
101-й ПОСВЯЩАЕТСЯ
ПАМЯТНИК
Больница

Я просыпался, постепенно пробуждаясь и теряя связь некими псевдо военными сновидениями, я всё явственней чувствовал откуда-то издалека исходящий прекрасный аромат свежесваренного кофе – …Запах доносился из кухни, где женушка варганила завтрак для нас обоих, наверно к кофе еще будут и горячие бутерброды, подумал я… на этом месте полусонного мыслепроцесса я окончательно проснулся.

Всё, проснулся, глаза открылись, голова с беспокойной ночи была тяжёлой, плюс я отдавил во время сна правое ухо, и вскоре по первым ощущениям, отсканировав свой организм, я понял, что, во-первых, я хочу в туалет (этого настойчиво требует мочевой пузырь), а, во-вторых, ни фига я так и не поспал нормально (нормально…, да-а-а…, крякнув, усмехнулся я про себя, да, разве в этих условиях, которые сейчас вокруг и везде и почти что повсеместно в радиусе 100 км, разве может быть здесь что-то вообще нормально…?). Может пару раз за ночь я и «проваливался на колени к Морфею» на полчаса, но не более того как.

Откинув с себя пару-тройку матрацев (укрываться кроме этого было нечем, ночью ни хрена не было видно и тем более неизвестно где искать одеяла или что-нибудь еще, чем можно было бы укрыться), я резко сел (во всяком случае, мне так показалось, что я это сделал резко…) на стопке таких же, по-моему, не совсем свежих и «повидавших» до меня до меня несколько тел матрацев, (в темноте вчера так и не разобрались, в каком они состоянии, не до этого было). Сев, я сразу включил радиостанцию на среднюю громкость (на ночь (на два часа то бишь) заглушил ее для экономии батарей, на другой рации дежурили бойцы, поэтому за связь «с большой землей» я был спокоен), нащупал автомат, подсумок с боеприпасами и уперся тяжёлым взглядом в белую (вернее больше грязно-серую) стену напротив. Сразу же стало как-то тревожно, засосало «под ложечкой», хотелось есть и пить, я вспомнил, где я нахожусь конкретно, что это за место, и зачем собственно я здесь, поэтому для утреннего кофе это было по идее абсолютно не подходящее время ну и место тоже... Хотя нет, конечно же, в другое время и при других обстоятельствах может, все было бы в самый раз и к месту, да много еще всяких «И» приходило на ум.

Аромат кофе настойчиво будоражил мой нюх и все же взаправду был реален и проникал в приоткрытую дверь кладового помещения, по-видимому, из больничного коридора… Судя по освещенности коридора, утро наступало и обещало быть по возможности пасмурным, чего хотелось бы очень и очень, так как дневная жара августовская уже надоела…

Рядом, извлекая некие якобы ничего не значащие кряхтящие звуки и сбрасывая с себя облачка пыли, зашевелились другие полосатые матрацы (с казенными штампами, неразборчивой медицинской символикой и аббревиатурой), лежащие стопкой рядышком с моими. И из-под них на свет божий предстал во всем своем камуфлированном молодцеватом величии командир взвода старший лейтенант Анкудинов, мой заместитель на данный момент и к тому же полный тёзка по имени-отчеству. Командир он был хороший, да и человек тоже неплохой… Бойцами управлял справно и на него можно было положиться, что в жизни, что в боевой обстановке.

- Доброе утро, товарищ майор! – как можно более бодрей сказал тёзка, одновременно с приветствием натягивая форменную кепку, прокашливаясь, затягивая одной рукой ослабленную портупею, а другой, шарил позади себя за матрацем в поисках «спрятанного» там на ночь автомата.

- Доброе! – сухо, но не грубо ответил я, и, кивнув головой, встал, чтобы окончательно и бесповоротно придти в себя после практически бессонной и беспокойной ночи.

Чуть размявшись, я вышел в коридор и все-таки решил проверить и конкретно определить, откуда же исходит этот не к месту дивный кофейный аромат. Долго, как ни странно, искать не пришлось, в конце коридора я увидел двух бойцов из разведывательной роты соседнего полка. Возле окна, наглухо задвинутого до половины проема какими-то ящиками и столами из кабинетов, где располагалась их огневая точка (согласно наспех утвержденного накануне вечером плана обороны здания больницы), они сидели на полу и на двух импровизированных очажках с помощью сухого горючего готовили себе «холостяцкий» сугубо военный завтрак. Кофе я так понял они стырили где-то в одном из столов, кабинетов на этаже хватало… Я посмотрел на часы, на них было уже без пятнадцати шесть. Значит, посчитал я быстро в уме, «спал я типа без задних ног» без малого часа два. И то хорошо, до этого двое суток практически без отдыха и сна «вперед продвигались отряды спартаковцев юных бойцов…». Да, можно сказать, с самого 6 августа (а сегодня было уже утро 11 августа) все, и бойцы и их младшие и старшие командиры находились в таком напряженном боевом графике. Утром 6 августа в город вошли банды чеченских боевиков, и, с этого времени большая территория города была практически у них под контролем…

Что ж, на то они и разведчики, чтоб кофе пить – у разведчиков, как говорится, как в Греции, всегда всё есть. Мимоходом вспомнил я свои два лейтенантских года в разведроте в Забайкалье, где служил сразу после окончания военного училища. Славное было времечко, жалко не продолжил я карьеру в разведке, помешал лейтенантский нигилизм, другие субъективные и объективные обстоятельства, плюс все мои начинания и инициативы грязли в повседневной войсковой рутине. Может и пошел бы я дальше по разведческой линии, да начальник разведки полка как назло был не очень молод и с молодежью (молодыми офицерами) в контакт входил плохо, все время бредил какими-то своими прежними заслугами… Да, что там говорить, то был старый майор, которому было начхать на все инициативы, исходящие снизу, главное начальству угодить и быть типа хорошим офицером… Ладно, не буду лезть в эти темные дебри прошлого…
Так, теперь надо поссать обязательно, подумал я, организм этого настоятельно требует и не желает более ждать, и можно будет приступить к обходу здания для проверки постов и огневых точек. Два поста я уже типа проверил – увидел со стороны в другом конце коридора (в их составе были бойцы с моего батальона) – молодцы, все на своих местах, службу несут бдительно, несмотря на различные стрессы, усталость и повышенное нервное напряжение в последние дни. Половина бойцов в такой переделке была впервые, но были и те, что застали события марта этого года. Тогда боевики также типа «внезапно» ворвались в город и мы с ними тоже нехило повоевали, по-взрослому, так сказать, сразу вспомнилась моя контузия… Улыбнулся в душе тому… (мне самому, который хоть и попал в передрягу, был ранен, но остался жив и продолжил выполнять обязанности по должности еще в течение двух недель после контузии… помню, гонял связистов, которые меняли мне несколько раз телефонные аппараты и зачищали контакты, пока я не поднес трубку к другому (правому) уху, левое то оказывается после контузии ни хрена практически не слышало, и из него сочилась сукровица, ну, это уже другая история…).

В здании городской больницы № 9 мы находились со вчерашнего дня, а начали всю эту «бадягу» – войсковую операцию – еще 9 августа, тогда, в тот день в батальоне была первая потеря. Погиб сержант Приходько Андрей с Краснодарского края. Так и не смогли во время боя сразу его тело вытащить с места гибели, слишком плотный огонь был со стороны боевиков, и работали их снайперы. Автомат сняли с трупа и всё, пару раз бойцы с его роты пробовали подползти к нему, но безрезультатно, поняв, что так мы можем потерять еще больше бойцов и застрять на одном месте надолго, я дал команду прекратить все мероприятия по вытаскиванию... Так и остался он, лежать до самого перемирия (труп Андрея с места его гибели забирал впоследствии я лично и еще двое его друзей сержантов из 1 роты). Забрали его только аж в 20-х числах августа, пролежал Андрюха почти две недели под беспощадным солнцем (его тело растаяло и бесхозные собаки растащили его в разные стороны… по прибытию на место я с сержантами увидел очень печальную картину… собирали мы его лопатами и завернули в халат ОЗК, так потом и отвозили в эвакогоспиталь, только бирку я написал, кто это и где и когда погиб…). Еще одна санитарная потеря в моем батальоне была на следующий же день – сержант Хакимов (был ранен от близкого разрыва гранаты из подствольника, очень острый осколок пробил подсумок с магазинами и ушел под бронежилет, остановился буквально в сантиметре от почки – повезло сержанту. Кстати, врачи в военном госпитале, где после ранения Хакимов проходил лечение ни хрена ему там путного не сделали…осколок не вытащили, типа и так пойдет, благо у него брат медик, все решил на гражданке – осколок все же вытащили в последствии…).

В ночь с 8 на 9 августа, в штаб дивизии (он располагался на территории пункта временной дислокации (ПВД) нашего полка) вызвали исполняющих обязанности командиров полков на выезде (от нашего – майор Щербаков, от соседнего – полковник Симочкин), и всех командиров батальонов (в отсутствии таковых – лиц их замещающих), а также командиров подразделений разведки и спецназа. Видно задачи, которые «главковерхи» желали нам поставить, и которые мы в последующем должны были выполнить, были не из простых и не из легких. Обычно то все указания сверху спускаются последовательно, а тут пригласили сразу два, а то и три командных звена вместе на это незапланированное ночное совещание.

Замысел был такой: двумя сводными отрядами (штурмовыми группами – первая от 54 дон и вторая от 63 пон (ангарский полчок) с приданным ему взводом ОМОН) одновременно выдвинуться с рассветом 9 августа в направлении улицы Первомайская, достичь указанного рубежа к Ч+ ___, и в последующем обеспечить беспрепятственный вход в город подразделений внутренних войск для усиления общей группировки сил и средств в черте города. В общей сложности в операции должно было быть задействовано (принять участие) порядка 200 человек (будем считать это из четырех воинских частей).

В ходе постановки задач офицеры подразделений задавали уточняющие вопросы, задал такой вопрос и я:
- Кто у всей этой гвардейской шатии-братии будет за старшего начальника?


1  2
ПОИСК ПО САЙТУ
ВСТРЕЧИ ВЕТЕРАНОВ
ПАМЯТЬ
МЫ УХОДИМ...
© 1995-2017 «101osbron.ru»