МЕНЮ
101-й ПОСВЯЩАЕТСЯ
ПАМЯТНИК

Лирическое отступление 2: чифир


Что любопытно, лично мне это аварийное совещание было абсолютно до фонаря: ни артиллерийская батарея, ни 3-я мотострелковая рота капитана Андрея Васильевича Манжурова никаких проблем с кишечником не имела. Секрет же богатырского здоровья наших людей (и нас самих) заключался в том, что днем и ночью — если не спалось — мы ведрами поглощали так называемый чифир. Тут надо сделать оговорку: чифир чифиру — рознь, причем рознь существенная. Условно чифир можно поделить на две основных категории: блатной и конвойный, причем эти наименования отнюдь не означают, что блатной чифир пьют только уголовники, а конвойный — только охранника тюрем и лагерей. Существует две версии происхождения этого своеобразного напитка: шоферская и опять же блатная. Вы извините, что я так часто поминаю эту категорию граждан и подряд гоню их жаргон, но тут уж ничего не поделаешь; во-первых, повседневная наша речь, чего уж там, напрочь пропитана "блатной музыкой”, а во-вторых, в оперчастях ВВ львиную долю офицеров, прапоров и солдат составляли бывшие конвойники: с кем поведешься — так тебе и надо.

Это касается и их, и, соответственно, меня. На чем бишь я остановился? Ах да! По шоферской версии, авторами чифира стали водители карьерных самосвалов времен ударных строек 30-х годов. Поскольку КЗоТ в те времена являлся понятием весьма условным (как, впрочем, и теперь), а производственный план — напротив, крайне недвусмысленным, вкалывать шоферам Днепрогэса или Магнитки приходилось без оглядки на время и усталость. И вот, чтобы не спать за рулем и, соответственно, во избежание ДТП, шофера измыслили из подручных средств самопальный тоник-стимулятор: чаи запредельной крепости. На двухлитровый чайник завариваешь четыре стандартных "краснодарских” (т.е. 50-граммовых) пачки чаю, подвешиваешь его над лобовым стеклом — и знай прихлебывай по мере накопления усталости, особенно в ночную смену! Ни ночь, ни дорога нипочем! Такая вот баллада о трудовых шоферских буднях.

Вторая версия лишена какого-либо налета трудовой романтики. Тут все просто, как приговор ревтрибунала: привыкшие к разгульной жизни блатари, лишенные на Колыме водки и "марафета”, измыслили из подручных средств... понятно что.

Самое любопытное, что и те, и другие правы. Чтобы разобраться в этом вопросе, мне оказалось достаточно сравнить действие на человека того и другого варианта: если первый действительно временно повышает трудоспособность, внимание и реакцию, то второй — цитирую А.И. Солженицына, "Аpxипeлаг ГУЛAГ” — "двадцать граммов на стакан воды — и в голове виденья”. Обратите внимание — концентрация заварки одинакова. Отчего же так отличается результат употребления? А вот отчего: в СИЗО №2 г. Владивостока я видел, как заваривают чифир по-блатному: всыпав заварку в нужной пропорции в кипяток, посудину вновь вернули на огонь и "подняли” заварку, т.е. заставили ее всплыть. Вот тут-то и кроется различие в действии чифира по-шоферски, т.е. просто сверхмощного чая, и чифира по-блатному, т.е. мало изученного наукой психотропного средства.

Так что тут нет никакого противоречия: обе категории трудящихся преследовали свои цели, обе их по-своему достигли. Понятно, что в войсках получила распространение "шоферская” версия чифира. Караульные сутки — штука долгая и утомительная, и солдат, и офицер не прочь подкрепиться кружкой чифиру, отчего у матерых конвойных офицеров цвет лица мало отличается от цвета чифира.

Капитан Манжуров, бывший офицер-авиатехник, бывший офицер-конвойник, настойчиво внедрял употребление этой версии чифира у нас в 303-м батальоне и сумел добиться на этом поприще значительных успехов, особенно ввиду неожиданно обнаруженного вторичного эффекта от приема чифира внутрь…

...Расход заварки при этом, конечно, превышал все мыслимые и немыслимые пределы, но и эффект превосходил всe ожидания: никакая зараза взять нас не могла. Я прямо-таки слышал горестный вопль миллионов бацилл, в страшных корчах погибавших в радиусе трех метров от любого артиллериста. Помилуйте, господа! Какой там, к Аллаху, понос! По образному выражению Зюсько (простите за натурализм), в туалет с собой приходилось брать отвертку, а не газетку. Так что кого-кого, а нас эта беда не касалась.

Не успели мы толком раскуриться, как из здания штаба полка выкатился пузатый хмырь с полковничьими погонами, в навороченном камуфле и с выпученными рыбьими глазами. За эти круглые бессмысленные шары на лоснящемся от жира лице он и получил свое погоняло — Палтус. Было это чудо в перьях командиром сводного полка и одновременно самым уникальным, самым законченным идиотом в форме, которого я когда-либо видел. Вообще, не правы те, кто полагает, будто армия обладает какой-то монополией на дураков; видал я и армию, видал и гражданку, так что есть с чем сравнивать. Армия — такой же организм, как и любой вуз, завод, КБ, колхоз, как и любая частная контора. И там, и там видал я и равнодушных лентяев, и рвачей-карьеристов, пьяниц, видел парочку злобных негодяев, место которым только в террариуме с крокодилами. Но такой стопроцентный, идеальный дурак, как Палтус, остался в моей памяти действительно уникальным явлением. Его кретинизм был вне конкуренции, второго такого чучела я не встречал ни до, ни после.

Кретин или не кретин, но — полковник. Поэтому, когда он свернул в курилку, мы дисциплинированно вскочили. Все последующее оказалось настолько внезапным и ошеломительным даже для нас, бывалых военных, что я чувствую себя обязанным особо подчеркнуть абсолютную правдивость нижеописанной сцены. Вот вам крест святой, я ничего не выдумал! Итак:

— Ну что, товарищи командиры? — обвел нас Палтус сияющим взором блекло-голубых очей. — Дрищут солдаты? И БУДУТ ДРИСТАТЬ!!! А знаете почему?

Десница Палтуса с указующим перстом гневно вонзилась в грудь Манжурову.

— ПОТОМУ, ЧТО СУТОЧНЫХ ПЛАНОВ НЕ ПИШЕТЕ!!!

Мы стояли, как громом пораженные. Бог с ней, с формой изложения, тaкое ли видали. Но какова глубина анализа! Какова яркость и блеск научного прозрения! Дженнер и Сеченов, Кох и Пастер — все великие микробиологи прошлого со скрежетом зубовным перевернулись от зависти в своих полуистлевших гробах. Это же надо! Установить корреляцию между написанием суточных планов и эпидемией paccтpoйcтвa жeлyдкa! В воздухе ощутимо запахло Нобелевской премией по микробиологии... Между тем Палтус не терял взятого темпа.

— Вот у вас, товарищ капитан, где суточный план?

Щека у Васильича ходила ходуном. Еще чуть-чуть, подумал я, и Палтус так получит по зубам, что восстанавливать его из обломков нужно будет по чертежам. У командира 2-й роты старшего лейтенанта Зарубина, бывшего пограничника и ветерана афганских рубежей с двумя боевыми наградами, отвалилась челюсть. Командир 1-й роты, старший лейтенант Юра Нащокин, также пребывал в полнейшем шоке. Ну, а я — меня душил смех. Я едва сдерживался, чтобы не заржать, колотясь головой о ближайший пирамидальный тополь.

С невероятным трудом совладав с собой, Манжуров спокойно ответил:

— В ротной канцелярии, товарищ полковник.

— Ага! — радостно завопил Палтус. — Естественно, у вас его нет! А у вас, товарищ старший лейтенант? — и указующий перст вместе со счастливой улыбкой развернулись ко мне.

Тетрадка с планами была со мной, в сумке. Вообще-то неписаные законы офицерского братства в подобных случаях, когда начальник кругом и безоговорочно не прав, требуют не выделяться в лучшую сторону: да, босс, мы — идиоты. Причем все поголовно. Хорошим начальникам — хороших подчиненных, а вам, уж простите, нас. Се, понимашеь, ля ви. Но тут я решил отступить от этого правила. Во-первых, потому, что почувствовал возможность развития хохмы, а во-вторых, мои товарищи слишком хорошо меня знали, чтобы заподозрить, будто я пытаюсь прогнуться перед этим Полоумным Кроликом.

Четким движением я протянул Палтусу шикарную, импортную, еще в Хабаровске купленную тетрадочку-ежедневник "The Day’s Planes 1st Leutenant George Kostyleff”. Обложка — глянцевая бумага — мелованная, почерк —каллиграфический, таблички — цветные! Словом, мечта бюрократа.

— Вот, товарищи офицеры! Учитесь! — с пафосом воскликнул Палтус, возвращая мне тетрадь. — У вас, товарищ старший лейтенант, солдаты дрищут?

— Никак нет, товарищ полковник! — преданно поедая глазами начальство, гаркнул я.

— Вот! — с торжеством воздел длань Палтус. — Вот!!! В порядке у офицера документация — и нет никакого поноса в подразделении! Учитесь!

И с чувством нелегкого, но честно исполненного долга зашагал дальше по каким-то своим полковничьим делам.

Я плакал и смеялся, уткнувшись в ладони; Нащокин развел руками да так и застыл; Зарубин только открывал и закрывал рот, не в силах подобрать подходящих случаю слов; Манжуров задумчиво покачал головой и процедил:

— М-да! Я сам долболоб, видел долболобов, но этот — уникум. Неподражаемый!

— Что творите, господа? — в курилку зашел комбат.

— Да вот, Игорь Борисович, — вытирая слезы, с трудом простонал я. — Тут командир полка только что установил зависимость между "суточными планами” и солдатским поносом...

— А! — безнадежно махнул рукой Сова. — Вам-то мимоходом досталось, а я с этим клоуном каждый день лаюсь...

Как и все мы, майор Сова был офицером старого закала. Чтобы в присутствии подчиненных так отозваться о начальстве, нам нужны не просто основания: это самое начальство должно довести нас до белого каления. Видимо, Палтусу довести Сову удалось. Да! Чудак-человек, на букву "м”.

Я усмехнулся и пошагал в направлении штабных палаток — мне там кое-кто был нужен. Через несколько минут я уже докладывал сложившуюся в батарее ситуацию своему артиллерийскому куратору — начальнику артиллерии 99-й ДОН (дивизии оперативного назначения) полковнику Николаю Николаевичу Ломако.

Вот есть, черт побери, полковники — и есть полковники! Насколько презираем в полку был Палтус, настолько же уважаем был полковник Ломако, обладатель академического образования, опытнейший артиллерист, профессионал высшего разбора, не лишенный чувства юмора медведеобразный дяденька с роскошной седой шевелюрой и пушистыми козацкими усами.

— Да, чего-то подобного я от Грибова и ждал, — кивнул он, выслушав невеселый мой доклад. — Значит, так: с Акимовым я переговорю, и зенитки мы вам заменим. Есть кое-какой резерв. А вот что с минометами делать — ума, честно говоря, не приложу. Ну, нет у нас своих минометов! Все, что есть, — все взаймы у Красной Армии получено...

Эту ситуацию я знал. Тут, думаю, не помешает небольшое отступление.

Лирическое отступление 3

Что же это вообще такое — Внутренние Войска МВД? В сознании большинства людей, не обремененных эрудицией, ВВ — это злыдни с автоматами на лагерных вышках, которые спят и видят, как пристрелить несчастного зэка, рванувшего через колючку к вожделенной свободе. Кстати, любопытнейший парадокс: хулиган, избивший вас от скуки в вашем же парадном, — негодяй и козел. Такой же хулиган (избивший не вас), арестованный, осужденный и посаженный за колючку, почему-то автоматически превращается в несчастного узника, ну прямо графа Монте-Кристо, а автоматчик, охраняющий общество — вас в том числе — от этой твари, вдруг становится в глазах полоумного нашего общества сатрапом, палачом и черт-те кем еще. Вот вкратце общественное мнение о Внутренних Войсках, исподволь сформированное у людей нашими скорбными головушкой кривозащитниками и примкнувшими к ним представителями СМИ.

Ладно. А теперь — как оно в натуре.

До 1994г. в состав ВВ входили:

1) конвойные войска (понятно, что к чему) — основная, в процентном исчислении, составляющая ВВ;

2) железнодорожные войска. Нет, нет, они железные дороги не строят, они их охраняют. При случае обратите внимание: едете вы, скажем, по мосту через Волгу; у обоих концов — колючая проволока на кольях, прожектора на столбах, будочки караульные с галереями наблюдательными, собачки брешут и ребята в краповых погонах покуривают. Не видели? Значит, невнимательно смотрели. Например, гигантский мост через Амур у г. Комсомольска охраняет целая усиленная рота ВВ со своими водолазами — истребителями подводных диверсантов и легкими патрульными катерами. И если какой слабый на голову пацифист станет вам доказывать, что это — бездарное растранжиривание народных денег, прихоть оголтелых милитаристов, вы ему, товарищ, сразу дайте чем-нибудь тяжелым по нечищеным зубам, ибо он не прав. Мостище этот стоит таких денег, какие нам с вами и в дурном сне не приснятся (если точнее, примерно три миллиарда долларов), а пустить его на воздух смoжeт дюжина диверсантов, вооруженная взрывчаткой общей стоимостью баксов на пятьсот. Сравнили? Нужно этот мост охранять? То-то. И это не считая того, в какие бешеные деньги влетит перебой на парализованной железной дороге;

3) спецвойска по охране особо важных объектов. У них даже шеврон особый — стилизованный лев. Охрана атомных электростанций, секретных заводов и исследовательских центров.

4) наконец, о ком в этом рассказе пишется: войска оперативного назначения. Оперчасти ВВ — это охотники на диверсантов и партизан (в смысле, бандитов), правая рука правительства при подавлении беспорядков и ликвидации стихийных бедствий. На этот счет у ВВ, в отличие от армии, есть даже особый, только для них разработанный Устав — Устав боевой службы, УБС.

Да вижу я, вижу скептическую ухмылку на вашем лице. Как же! Где уж нашим солдатикам-срочникам тягаться с американским профессиональным спецназом! Ведь каждый, кто видел голливудскую киношку про Рэмбо, не может не согласиться, что один американец стоит пятидесяти русских, не так ли? Не так. Голливуд — Голливуд и есть: фабрика грез, мать ее. О спецназовской (в том числе американской) крутизне — разговор особый; пока же замечу, что с объемом бицепса ничего общего она не имеет, а победа и поражение в дуэли волков и волкодавов зависит исключительно от выдержки, дисциплины, инициативы солдат, тактических навыков офицеров как с той, так и с другой стороны, т.е. от морально-психологических качеств. А что касается физического развития, трехмесячный курс подготовки делает полноценного бойца из любого физически здорового молодого человека, служит ли он по призыву или по контракту. И еще один важнейший фактор, оказывающий решающее воздействие на исход боя: огневая мощь. О ней — чуть ниже.

До 1994г. оперчасти в процентном отношении составляли в войсках малую долю. Тяжелого оружия они не имели вовсе. Исключение: знаменитый ОМСДОН — Отдельная мотострелковая дивизия особого назначения, кремлевские сторожевые псы. Естественно, резервов тяжелого оружия в МВД тоже никто не держал; ну, скажите, зачем милиционеру гаубица?

Кстати, вниманию американофилов. Если кто-то решил, что существование оперчастей ВВ — явление, характерное лишь для звериного облика тоталитаризма, спешу огорчить: вдребезги демократическая Америка для решения тех же задач содержит мощнейшую структуру — Национальную Гвардию США. Различий между русскими ВВ и американской Гвардией всего два: во-первых, Гвардия превосходит ВВ численно, а во-вторых, на вооружении Гвардии есть абсолютно все, вплоть до сверхзвуковых истребителей. ВВ такой прорвой оружия не располагают: ни к чему. Реактивный истребитель так же бесполезен для охоты на диверсантов, как паровой молот — для битья комаров.

Ну, так вот. В 94 — 95 г.г. министр MB генерал-полковник Куликов (дай ему Бог здоровья, честный был офицер!) передал функции конвоя УИН — особой, чисто конвойной, чисто вольнонаемной структуре, типа милицейской. Часть конвойных подразделений и частей расформировали, а часть перешили в оперативные с одновременным усилением их огневой мощи: знал генерал Куликов, что ждет Россию в ближайшем будущем. Нет, никто не собирался доводить ударный потенциал оперчастей до уровня армейских мотострелковых. Смысла нет: неизбежной платой за рост огневой мощи является снижение гибкости и подвижности. Для примера: самая мощная войсковая часть — это УР (укрепленный район); тысяча тонн брони, арматуры, бетона, сотни казематов, ДОТов, бункеров, десятки хитро замаскированных орудий и противотанковых систем, тысячи мин, сотни пулеметов разных калибров. И все это хозяйство совершенно неподвижно. УР намертво пришит к своим укреплениям. А самая подвижная воинская часть — парашютно-десантный полк ВДВ. Ни танков, ни серьезной артиллерии. Автомат, гранаты и отвага. Вперед, за Родину!

Ну, а волкодавы ВВ — почти такие же легкие, как их главные противники — парашютисты-диверсанты, но вооружены посильнее. В самый раз, чтобы поставить жирную точку в судьбе любого Рэмбо. Кроме шуток: ни кунг-фу, ни джиу-джитсу не помогут диверсанту, если его засекут простые и с виду неказистые вэвэшники из оперативной зондеркоманды: затравим собаками, изрешетим пулями, изорвем в лоскутья снарядами и гранатами, сожжем из огнеметов, а то, что останется, — вобьем в землю на два метра и сверху хлорочкой присыплем, чтобы заморским духом не воняло.

А где же взять тяжелое оружие для вновь создаваемых оперчастей, если своих запасов у МВД нет со времен падения Берии? Естественно, одолжить у Большого Брата, т.е. у Красной Армии.

И вот она, разгадка наших минометные чудес, простая, как колумбово яйцо: кто же отдаст (даже со склада длительного хранения, из консервации) новую, исправную железяку? Да никогда! На тебе, Боже, что нам не гоже: вполне понятный, логичный, по-человечески объяснимый шаг. Нет, но наши-то каковы? Ведь какой-то ублюдок из штаба ВВ этот хлам принял и подпись в акте поставил, что все в порядке! То ли полный лох, то ли, прости Господи, полный подлец: взял у армейцев на лапу – и закрыл глаза на все неисправности. А что? Проще пареной репы...

— Не забывай, Георгий, — скоро стрельба! Кажи товар лицом! — напомнил Ломако.

— Эх-х, было бы с чего! — в сердцах бросил я, козырнул и пошел обратно на батарею.

...На площадке за казармой минометчики с довольным видом то так, то эдак вертели винты и гайки миномета.

— Работает, товарищ командир! — с ходу поприветствовал меня Шкварчук, а братья Сурановы заулыбались шире плеч. — Смотрите!

Я вник: под цанги была вставлена жестяная трубка-втулка и просто, но прочно закреплена на месте. Судя по всему, ребята пустили в дело обыкновеннейшую консервную банку из-под тушенки "Великая китайская стена”. Конструкция была, что называется, гениально проста и предельно эффективна. Я проверил — механизм работал безукоризненно: миномет послушно наклонялся вправо-влево, следуя вращению маховика тонкого горизонтирования.

— Ну, что тут скажешь? — я сдвинул на затылок кепи. — Слов просто нет! Взвод, становись!

Я, конечно, недолго командовал батареей, но, по-моему, взвод еще ни разу не строился так быстро. Восемнадцать солдат и сержантов мгновенно образовали двухшереножный строй идеального уставного образца. Настоящие солдаты — они чувствуют вас, ваше настроение, ваши намерения на шаг вперед, хотите вы того или не хотите. Эти — чувствовали!

— ВЗВО-О-ОД!

Вот тут и смотри, командир! Сейчас что-то произойдет. Сейчас ты получишь карт-бланш на жизнь и смерть твоих солдат, допуск к их воле. Они даже одолжат тебе часть своей воли, лишь бы ты сумел выполнить то, что должен. А может, не одолжат — все от тебя зависит, дорогой...

— Рравняйсь!

Пауза.

— СМИР-РНО!

Раз, два! Есть, блин, приняли, прочувствовали, волкодавы! Подбородок влево, подбородок прямо, как на смотру, сдохни от зависти, президентский полк! И не шевелись!

— Внимание! — это ты бойца за ноздрю берешь, этим словом даром не разбрасываются; если произнес его — будь добр, пускай вслед ему что-то действительно важное. Иначе сотрется и слово, и авторитет твой, едва зародившийся.

— За умелое и оперативное решение сложной технической проблемы, — в моем голосе лязгал металл и полыхало пламя, — за проявленную при этом изобретательность и находчивость всему личному составу объявляю...

Строй застыл, как каменный.

— Благодарность!

Трехсекундная пауза...

— СЛУЖИМ ОТЕЧЕСТВУ!!!

А теперь просто, без затей:

— Спасибо, ребята! — козырнул я. А по реакции похоже, что их черт-те знает сколько не благодарили... Вашу мать, господин Грибов.

—Вольно! Р-разойдись!

Не успел я дойти до канцелярии, как на горизонте появился Витя Барбарин и начал описывать вокруг меня плавные, постепенно сужающиеся петли. Нелегкий служебный опыт подсказывал мне, что у Вити есть Мысль; а вот какого она характера и чем мне грозит — этого я с ходу сказать не мог. Поэтому я притормозил и стал демонстративно прикуривать, якобы абсолютно не беспокоясь Витиными терзаниями. Ободренный моим спокойствием, Барбарин сузил диаметр петель, подгреб ко мне вплотную и шпионским тоном, на ухо, произнес:

— Командир, есть план, но...

И выразительно потер большой палец правой руки об указательный.

— А конкретнее? — поинтересовался я.


1  2  3
ПОИСК ПО САЙТУ
ВСТРЕЧИ ВЕТЕРАНОВ
ПАМЯТЬ
МЫ УХОДИМ...
© 1995-2017 «101osbron.ru»