МЕНЮ
101-й ПОСВЯЩАЕТСЯ
ПАМЯТНИК


Махнев Сергей Генадьевич
рядовой
10 августа 1996 года


уроженец пос. Верхошижемье Верхошижемского р-на, призван Советским РВК в 1995 году, рядовой, водитель взвода МТО 3 батальона в/ч 5594.

Орден "Мужества" вручен родителям погибшего.

   В средней общеобразовательной школе поселка Верхошижемье губернатор Кировской области Никита Белых передал на хранение орден Мужества Геннадию Валентиновичу и Юлии Петровне Махневым - родителям погибшего в августе 1996 г. в Чечне военнослужащего внутренних войск МВД России рядового Сергея Махнева. В этот же день на фасаде школы в память об отважном воине была торжественно открыта мемориальная доска.

   "Среди наших земляков немало героев. Но, как ни печально это сознавать, зачастую их подвиги сопровождаются слезами родителей, печалью близких. Любая война оставляет трагический след, но мы всегда чтим и помним тех, кто с честью выполнил свой воинский долг. Это важное событие не только для тех, кто знал Сережу Махнева, но и для всех нас, его земляков. Мы сегодня собрались в школе, в которой учился отважный боец, чтобы вспомнить о нем и его подвиге", – сказал губернатор области.


"За этого пацана..!"

   …И расплескалась синева в это солнечное погожее утро - бескрайне, до горизонта, словно и сама природа чувствовала торжественность момента. И собрались к школе, к парадному входу, стар и млад, верно, половина поселка, а может, и того больше. И губернатор был здесь тоже, и другие высокие официальные лица из правительства области, из районной администрации.

   И областной военный комиссар приехал, и еще один генерал - командир дивизии внутренних войск. И ребята-«афганцы» из всех ближайших районов собрались. И, конечно, родители - Юлия Петровна и Геннадий Валентинович...
   В Верхошижемье открывали мемориальную доску. В память Сергея Махнева, погибшего в Чечне тринадцать лет назад...И звучал государственный гимн России. И гремел салют. И были речи.

   - Много героев на вятской земле. Славна земля наша подвигами. Но, как ни прискорбно, нередко сопровождаются они печалью и горькими утратами, - говорил губернатор, передавая на вечное хранение родителям Сергея орден Мужества.
   - Все наши земляки - и в Афганистане, и в Чечне, и в других горячих точках - доблестно защищали и защищают наше Отечество. Всем им за это наша признательность и благодарность. А Сергею Махневу - вечная память и вечная слава, - говорил военный комиссар, предваряя минуту молчания.
   - Мы восстановили справедливость. Восстановили, несмотря ни на что... И пусть прошло тринадцать лет, и пусть вроде бы никто специально нам не препятствовал, но... Мы живем в этом мире и понимаем, что не все бывает просто... Но пока мы живы, мимо нас не пройдет ни один случай несправедливости, - клятвенно пообещал председатель кировского отделения Союза ветеранов Афганистана.
   - Это был симпатичный, невысокого роста мальчик. Скромный, не избалованный, не капризный. Пожалуй, даже серьезный не по годам... Знаете, день проводов Сережи в армию мне запомнился на всю жизнь. Я никогда прежде не видела его таким... Словно все для него здесь было в последний раз... - вспоминала классный руководитель, кланяясь портрету своего бывшего ученика на мемориальной доске и возлагая к ней живые цветы.

   Слова учительницы сменяли звуки музыки - волнительной, тревожной. И стучал по вискам, перехватывал горло холодным удушьем, резал сердце острой болью горький распев то ли песни, то ли пронзительного крика:
   "Был пацан - и нет пацана,
   Без него на земле весна...
   И шапки долой, и рюмку до дна
   За этого пацана!..»

   - Первого письма от него долго не было, с месяц, наверное. А перед тем я сон видела. Как будто идет Сергей по поляне привычной своей походкой - руки в карман, вразвалочку, улыбается. На нем тельняшка, пятнистая форма, платок завязан на лбу... Проснулась, мужу говорю: "У Сережи вот такая форма будет...” Он недоуменно: "Откуда ты знаешь?..» А на следующий день приходит письмо, там фотография. Сын на ней в такой форме, какую я видела. Только платка на нем не было. Фуражка...
   Во вьюжный декабрьский вечер прошлого года старый знакомец Ваня Перевалов, руководитель верхошижемских «афганцев» и просто светлой души человек, познакомил меня с родителями Сергея Махнева. И на уютной их кухоньке, за чаепитием, за рассматриванием старых фотографий, за разбором казенных посланий военных чиновников, просидели мы тогда несколько долгих часов. Юлия Петровна вспоминала:
   - В Котельниче, на сборном пункте, он недолго пробыл. Сразу увезли во Владикавказ. МВД, внутренние войска... Каждый месяц почти писал. Но особо не откровенничал. У него поговорка была: "Че, все нормально!..” Хотя однажды все же обмолвился в тоске по дому: "Сейчас бы молочка домашнего да ватрушек мамкиных...”
   Ватрушки он очень любил. С картошкой. А еще борщ, пельмени... Порой как бывало. Вот я одна на кухне, противешок с выпечкой достаю из духовки, ставлю на стол. И пока со вторым вожусь, первый уже пустой... И из холодильника банка молока "уходит” в комнату, и ватрушки - туда-сюда, туда-сюда. Еще и придет с лукавым взглядом, с укоризненным вопросом: "Мам, ты что, еще ничего не наделала?” - "Да как?” - "А где?”
   Взгляну я на стол: и правда, ничего нет. А он сделает честные глаза: "А я что? Я ничего...”

   Когда Сергей родился, мы всякие имена передумали. Всякие варианты перебрали. А бабушка неожиданно заявляет: "Если назовете так, что не выговорить - не буду с ним водиться...” Вот те раз! Муж и говорит: "А Сережа?..” - "Сережа выговорю”. Вот так и назвали. И она водилась. И очень его любила. И он очень ее любил. И звал не бабушкой, а бабурочкой: "Это наша бабурочка! Ее надо беречь, на серебряном подносе носить...”
   А когда два года спустя у нас первая дочь родилась, ее именно Сережа Леной назвал. Сначала хотел другое имя - Нина: у них в садике девочка была, которая ему нравилась. Но девчонка бойкая, драчливая. И вот сын приходит ко мне в роддом и заявляет: "Мам, не надо нам Нину. Пусть будет Лена...” - "Хорошо. А почему Лена?” - "А как наша бабурочка, она будет хорошенькая...”

   Доброй души был Сережа, парень - золото... Отзывчивый, ответственный, помощник незаменимый. Вот ухожу я на работу, оставлю записку: надо это-это-это сделать. Сережа придет из школы - до тренировки время есть. Что успеет - выполнит и в списке галочкой отметит. Лена вернется, тоже посмотрит записку - ага, надо еще это доделать... Они и полы мыли, и посуду без всяких напоминаний. И в комнате у него была идеальная чистота... Да что там. Даже в школу он инструменты таскал: плоскогубцы, молоток, отвертку, шурупы. Спрашиваю: "Сереж, зачем тебе вся эта тяжесть?..” - "А как? Столы, парты - они же постоянно разваливаются. А я на перемене что-то подремонтирую, подколочу...”
   Он и перед самой армией все заготовленные дрова переколол, сносил в поленницу. Наверное, с лесовоз их было...

   Смолкает Юлия Петровна, смотрит в черноту окна. Молчит и Геннадий Валентинович, подпирая плечом кухонную стену.
   - В мае ему исполнилось 18 лет. И повестку он в самый день рождения получил. А когда отправлялся, одно сказал: "Вам за меня краснеть не придется...” Да мы и не сомневались. Знали его характер, его упорство. Если сказал - значит, сделает... Вот и письма писал с постоянной периодичностью, каждый месяц. А после апреля, с переводом в Грозный, все оборвалось... Нет от него писем, а мы пишем-пишем. Обратно они не возвращаются. Значит, думаем, получает. Снова пишем - ничего от него нет в ответ. Не выдержала тогда я, пошла в военкомат. И военком по моей настойчивой просьбе сделал официальный запрос на имя командира части...

   Вот он, этот пожелтевший от времени, поломанный линиями- сгибами листок запроса:
   "7 августа 1996 года. Город Моздок. Войсковая часть 5594. Командиру части.
   В Верхошижемский военный комиссариат обратилась мать военнослужащего Махнева Сергея Геннадьевича, 1977 года рождения, так как от сына с апреля месяца нет писем домой.
   Военный комиссар убедительно просит вас сообщить дальнейшее прохождение службы и состояние здоровья военнослужащего Махнева Сергея Геннадьевича по адресу: Кировская область, пос. Верхошижемье, военному комиссару. Военный комиссар подполковник Кукушкин”.

   Месяц спустя, 18 сентября, от командира части 5594 военному комиссару Верхошижемского района наконец пришел ответ:
   "На ваш запрос... сообщаю, что военнослужащий Махнев Сергей Геннадьевич проходил службу в войсковой части 5594. Однако 10 июля 1996 года он допустил самовольное оставление части. В отношении данного военнослужащего возбуждено уголовное дело...
   Просим вас, если что известно о его местонахождении, сообщить нам по адресу: Республика Алания, город Моздок.
   Командир войсковой части 5594 полковник Завизионов”.

   О полученном ответе родителям Сережи, естественно, ничего сказано не было. Напротив, установили за ними постоянное наблюдение. И неладное они заподозрили сами, когда недалеко от дома стали замечать милицейскую машину или дежурный милицейский наряд.
   - Прихожу я в военкомат и спрашиваю прямо: "Почему за нашим домом установлена слежка? Что вы нам нервы мотаете? Совсем хотите добить?.. - Юлия Петровна нервно теребит край казенного военного бланка. - Военкому нечего делать: признался, что получено письмо, что просят поискать дома... "Да вы в своем уме, - уже почти кричу я. - Как можно искать парня дома, когда я сама его ищу. С вашей же помощью... Да будь он дома, я бы к вам каждый день не бегала...”

   После этого визита сняли они наблюдение. Я же еще несколько раз ходила, просила, чтобы новые запросы сделали... А уж потом это страшное письмо пришло. Накануне Нового года...
Геннадий Валентинович, до этого момента почти не прерывавший рассказ жены, нервно махнул тут рукой с отчаянием и проронил:
   - А-а, пошла волокита. Ничего непонятно. Туда-сюда посылаем - ничего не найти... А тут со старого нашего адреса соседка Макарова с ревом заходит. С пакетищем... Вроде, надо бы как-то поосторожней такие дела делать. Через военкомат или еще как. А ей прямо в дверь, в почтовый ящик - хлобысь послание! Она письмо открывает: "Ваш сын погиб...” Там какой-то начальник штаба сразу в открытую: "Пришлите копии свидетельства о смерти сына. Да еще в 3 экземплярах... Посылайте счета и документы, подтверждающие оплату ритуальных услуг и установки памятника... Оперативно оформляйте заявление на получение единовременного пособия...”
   Ничего себе посланьице! Да прямо на руки! Да мы же никаких сообщений о гибели Сережи официально не получали, никаких похорон не устраивали... И какой памятник?!.
Была у меня тогда бутылка водки в заначке. И я ее в два приема выпил и не понял - пил или не пил... Ну да я что, мужик - зубы сжал и... А жена ревет, с ней неладно, надо "скорую” вызывать...

   - Какое свидетельство о смерти, когда мы его живым домой ждем? Как новости или программа "Вести” - сразу к телевизору, - дополняет мужа Юлия Петровна. - Только новостями и жили... Хотя я уже не спала по ночам. Чуть засну - его во сне видела постоянно. У меня самый большой сон был пятнадцать минут. И почему-то постоянно в голове кадры войны... А тут это письмо. И совсем сна не стало... Вновь иду к военкому: "Объясните, как это все понимать?.. Что это за бумаги?..” А тот и сам руками разводит: "Откуда они у вас?..” Вновь запрос направляет...

   "8 января 1997 года, город Ставрополь, воинская часть № 5594, командиру.
   Родителями военнослужащего Махнева Сергея Геннадьевича, 1977 года рождения, проходившего военную службу в вашей части, получено письмо, в котором говорится о гибели их сына. И чтобы родители оформили документы на получение единовременного пособия... и денежную компенсацию...
   Прошу вас объяснить, почему в адрес военного комиссариата не поступило извещение о гибели военнослужащего Махнева Сергея Геннадьевича?..
   Почему с родителей требуется копия свидетельства о смерти их сына в 3 экземплярах, хотя родители не знают о смерти сына и в адрес военного комиссариата документов не поступало?
   Почему с родителей требуют счета и документы, подтверждающие оплату ритуальных услуг для установки памятника, хотя тело погибшего военнослужащего Махнева Сергея Геннадьевича находится неизвестно где?
   Прошу сообщить, где находится тело погибшего...
   Прошу вас разобраться по данному вопросу, выслать необходимые документы в наш адрес и ускорить с ответом...
   С уважением военный комиссар Верхошижемского района подполковник Кукушкин”.

   И потянется время пустого ожидания - за месяцем месяц. И продолжат играть в свои бездушные игры военные чинуши, пока не кончится терпение у самого командующего войсками округа...
"МВД России, Северо-Кавказский округ внутренних войск. 11 ноября 1997 года...
   Несмотря на неоднократные распоряжения штаба округа,.. не принято мер по определению судьбы рядового Махнева С.Г.
   Командующий войсками округа приказал: до 25 ноября сего года выслать в Верхошижемский РВК копию материалов служебного расследования и заключения по факту гибели рядового Махнева С.Г. Какие приняты меры по розыску тела военнослужащего?
   Копию ответа представить в штаб округа.
   Командиру войсковой части... взять под строгий контроль исполнение данного распоряжения.    Начальник штаба Северо-Кавказского округа внутренних войск МВД России генерал-майор Клименков”.

   - Вот так почти год в неведении. Потом бумага пришла. Надо в Ростов ехать, на опознание... Потом - отказ. Команда военкомату - задержать родителей. Ждать вызова... Долго после этого ждали. Уже в апреле ездила - 1998 года... - воспоминания об этой поездке даются Юлии Петровне с трудом. - Еще в Кирове нервы помотали. На вокзале. Пришла в кассу покупать билет. Говорят: "Билетов нет”. - "А как мне быть? Вот телеграмма пришла - меня в Ростове встречать будут. Мне надо уехать!..” - "Это не наши проблемы. Идите к военным...”
Иду к военным. Сидит дежурный: "Ждите. Придет начальник, разберется...” Наконец вернулся начальник комендатуры с обеда, мимо меня ходит, не замечая. Кончилось у меня терпение, спрашиваю: "Долго мне еще здесь сидеть?” - "А что вы хотите?” - "Как что? Мне надо в Ростов уехать. Садите хоть на крышу, хоть куда...” Помялись они, помялись, спустились к дежурному по вокзалу. Она и говорит: "Сейчас поезд Воркута -Адлер подойдет, и с проводниками все решим...” И решили...
   В Ростове нас не встретили - а я с братом ездила, он «афганец»... Нашли сами комендатуру, говорю: "По телеграмме... Мне надо в лабораторию”. Дежурный вывел нас на привокзальную площадь. Подходит таксист: "Вам куда?” - Рассказали. - "Садитесь...” Шофер попался разговорчивый: "Что, к сыну приехали?” - "Да” - "Небось, провинился, сбежал?..” - "Нет, на опознание...”
Извинился тогда таксист, довез до воинской части. Объяснил, где гостиница, где лаборатория. Оставил свой номер телефона и денег с нас совсем не взял...

   В лаборатории я была не одна, еще четыре мамы. Они трупы опознавали. Четвертованные полностью... А я... Вот несут солдатики носилки. Не чувствую ничего. Одни носилки, вторые... А когда третьи носилки понесли - сердце захолонуло, ноги сами к ним побежали... Открыли. Тела нет практически, одна сторона обгоревшая. А сапог сняли - я и носок свой узнала... С-ы-ы-н!!!
Пока искали Сергея, я его постоянно видела во сне. Он все время домой просился: "Мама, хочу домой...” Хотя какой уж тогда сон был. Так только... забытье... А когда привезли, похоронили, только тогда в первый раз и уснула по-настоящему... И вот вижу: он такой радостный, довольный. Говорит: "Мама, спасибо тебе...” И сейчас, когда долго на кладбище не бываю - на сердце скребет-скребет. И он во сне приходит: "Мама, я соскучился...” Первое время я каждый день к нему ходила...
   Предали в апреле девяносто восьмого родной земле защитника Отечества, погибшего в бою. Под залпы салюта, под траурные речи попрощались с Сергеем земляки. Вечная память тебе, солдат, вечная слава!

   А бюрократическая машина тем временем продолжала свое подозрительное бумагомарание:
   "Военная прокуратура Ставропольского гарнизона, 1 июля 1998 года.
   Военному комиссару Верхошижемского района.
   В связи с привлечением к уголовной ответственности рядового воинской части 5594 Махнева Сергея Геннадьевича, 17 мая 1977 года рождения,.. прошу принять меры к установлению местонахождения Махнева. При его обнаружении принять меры к задержанию и передаче ближайшему военному прокурору.
   Уголовное дело будет направлено в его адрес по запросу. Проверить Махнева по состоянию на учете в 4-м отделении военно­служащих, уволенных в запас, и если есть - направить в наш адрес...
   С исполнением прошу не задерживать.
   Заранее благодарен.
   Старший следователь военной прокуратуры Ставропольского гарнизона майор юстиции Чернов...”
   И лишь неделю спустя военное правосудие словно прозреет - развернется на сто восемьдесят градусов и вынесет наконец постановление о прекращении уголовного дела за отсутствием состава преступления.

   ... Тянулся неспешно погожий сентябрьский день к полудню. И несли, и несли к мемориальной доске живые цветы - школьники и ветераны, учителя и «афганцы», одноклассники Сергея Махнева и просто неравнодушные люди. А потом, уже на кладбище, многие земляки еще раз поклонились его могиле, помянули горькой чашей. И Володя Климов, руководитель кировских «афганцев», (именно эти ребята больше года бились с несправедливостью, пробивали все бюрократические преграды, чтобы добиться награждения погибшего верхошижемского паренька), опустил в пластмассовый стаканчик с водкой орден Мужества - есть такая традиция в боевом братстве - и передал родителям.


И был поминальный стол...
И был третий тост - за ребят, которые не вернулись...
И было скорбное молчание...
И смотрел на нас с фотографии Сережа Махнев, навеки девятнадцатилетний...


"Был пацан - и нет пацана,
Без него на земле весна...
И шапки долой, и рюмку до дна
За этого пацана!..”

Виктор БАКИН, "Вятский край"

http://www.arms-expo.ru/site.xp/049051124049049048052056.html

http://www.vk-smi.ru/archiv/2009/10/183-4551/za-etogo-paczana...htm


ПОИСК ПО САЙТУ
ВСТРЕЧИ ВЕТЕРАНОВ
ПАМЯТЬ
МЫ УХОДИМ...
© 1995-2017 «101osbron.ru»