МЕНЮ
101-й ПОСВЯЩАЕТСЯ
ПАМЯТНИК
Сергей Дунаев
Взорванный флаг.

- Однако! – заметил лейтенант Антонов, командир 1 взвода 2 бронекопытной роты нашего бравого батальона. – По-моему, это уже хамство.

В трехстах метрах от нашей штаб-квартиры возвышался скелет недостроенного здания – стандартной девятиэтажной «свечки». Солнышко, будучи в зените, насквозь просвечивало кости-балки «недостройки», и одновременно освещало некую тряпку на верхней площадке здания. И тряпка та была, что характерно, зеленого цвета. Цвета вонючего флага вонючей шакальей «нохчен республик ичкерия», проще говоря – вонючей бандитской «республики» Джохарки Дудаева.

- Как бы непорядок, - как бы про себя заметил командир 3 взвода лейтенант Дима Жигайло.

Я поскрёб подбородок. Руки чесались разобраться с этой бандитской наглостью, но, будучи комендантом опорного пункта, я, само собой, не мог вот так запросто оставить свой объект и отправиться искать себе на задницу приключений. Вот если бы кто-нибудь дал такую команду…

- Георгич! – Серега-Камчадал, он же Серега-ЧеКа, он же Сергей Малышев, капитан Особого отдела, с озабоченным видом вырулил в курилку, где и заседали вышеуказанные лейтенанты плюс я. – Как тебе нравится это хамство?

- Полный дрек.

- Сходим?

- Базар кирек. Двоих хватов возьмем для страховки?

- Ты «крыс», тебе видней.

Крыс – это, на жаргоне, полевой боец, который знает, «что почем». Умеет сделать дело и остаться в живых. Применительно к офицеру, понятие усложняется: умеет выполнить задание, сохранить людей и остаться в живых. Ну, так вот – я Крыс, броненосный, термостойкий, антимагнитный и ударопрочный. Оперативный батальон 627-го полка Внутренних войск, прошу любить и жаловать.

Взял я двоих хватов – сержанта Димку Расторгуева и ефрейтора Володю Павлова. Расторгуев – это вообще тот еще фрукт. Если его высадить с «калашом» и пачкой сигарет в центре Антарктиды, он уже через пару часов подойдет к вам с масляными глазками и шепнет на ухо: «здесь за торосом есть неплохое местечко; коньяк, правда, дрянь, но водочка – вполне!» В огне не горит, в воде не тонет. Хладнокровный, бесстрашный, хохмач и умница. Словом, настоящий сапёр.

Павлов – флегматик. Мог прикурить сигарету от бикфордова шнура и голыми пальцами разобрать подрывной заряд любой сложности. В общем, настоящий сапёр

Оба навскидку дырявили из «калаша» подброшенную в воздух консервную банку.

 

…Поднялись на последнее перекрытие недостроенного «скелета». Площадка примерно тридцать на тридцать, по краю – бордюр высотой сантиметров сорок, в северо-западном углу – куча гравия, и в эту кучу воткнута дюймовая водопроводная труба. К трубе прикреплен прямоугольный кусок зеленой байки с грубо нашитой красной полосой ближе к нижней кромке. Короче, схематичное изображение флага самопровозглашенной вайнахской республики (по идее, должен быть изображен еще и шакал, воющий от страха на Луну. И Джохарка был идиот, утверждая эту тряпку, и авторы тряпки, родом из Госдепа США - тоже. Впрочем, клинический идиотизм американских чиновников - давно уже ни для кого не секрет). Ну, да ладно.

- Есть подлянка? – поинтересовался Камчадал. В смысле, мина-сюрприз.

Ясен перец, есть. Было бы странно, если бы её не было. В конце концов, не для того бандюки с нарочитым вызовом вывесили своё потное зелёное одеяло в прямой видимости с КП батальона. Авось, купятся вэвэшники, бросятся, очертя голову, срывать ненавистный флаг – и бадабум!

Ну, дак, и мы не без хитрости. Примитивную бандитскую подлянку я разобрал за полминуты, став обладателем халявной гранаты Ф-1.

 

*Это все ПОЛНОЕ ВРАНЬЕ о крутизне «крутых чэчэнских парнэй»! Бандиты ВСЕГДА СЛАБЕЕ СОЛДАТ. Просто в ту войну наши большие золотопогонники настолько сгнили, что просто чудо, как полевые офицеры и солдаты умудрялись выполнять свои задачи. Мы, «крысы», в бою всегда кромсали эту мразь с убийственным счетом потерь/побед – 1/10, 1/9.*

 

- А теперь вот так, - заметил Камчадал. И вытащил из вещмешка красное полотнище, этак два на метр. – Серго! Сделай добре! Сможешь?

- Хок-кей.

 

Опаньки! А вот это мне уже безусловно нравилось. Ведь в чем суть?

 

Бесстрашный и хладнокровный, умный и жестокий капитан Серега-Камчадал задумал макнуть бандитов мордой в то самое дерьмо, в которое они собирались макнуть нас. Эти сволочи подразнили нас своей бандитской тряпкой в расчете на то, что «тупые русские» подорвутся на мине-сюрпризе. Сергей просчитал этот ход заранее, просчитал, что тёзка-сапёр разберется с бандитской подлянкой, заранее(!) принес красный флаг и предложил мне заморочку, от которой я не отказался бы даже за самый большой и толстый орден. Если представлялась возможность насвинячить бандюкам, саперы опербата 627 полка ВВ всегда свинячили на всю катушку.

 

- Примерно вот так, - я разогнулся, небрежно разровнял гравий и отступил на пару шагов назад.

- Купятся? – Камчадал с безразличным видом жевал сигарету.

Я пожал плечами. Я сделал, что мог, все остальное было в руках Аллаха. А что я мог? Повесил перед бандитами «красную селедку» - бездарно установленный, «ученический» подрывной заряд, затем «хитро замаскированный» подрывной заряд, который можно обнаружить при некотором опыте и смекалке, и «шуточку сапёра», которую обезвредить на месте ВООБЩЕ НЕВОЗМОЖНО.

 

- Уходим.

 

- Почём пивко? А вобла? Добре! – четверо вэвэшников топали по Старопромысловскому шоссе, вооруженные пивом, автоматами, гранатами, воблой, взрывчаткой, сырокопчёной чеченской колбасой, детонаторами и молодым чесноком.

 

- Купятся? – это уже я спросил Камчадала.

- Пойдём смотреть, - в свою очередь, пожал плечами тёзка.

 

Мы уселись в оконном проеме на втором этаже, свесив ноги вниз, у каждого – по бутылке пива «Эфес», вобла, чеснок. Двумя этажами выше, на крыше здания, умостились интеллектуалы из саперного взвода. И тоже, что характерно, с пивом.

 

*Пардон, а почему я должен наступать на горло по части пива своим солдатам, которые справно делают наше общее дело плечом к плечу со мной, ежедневно реально рискуя своей головой? В моей сапёрной зондеркоманде не было ни единого случая трусости либо некомпетентности. Для пехотинца ведёрко-другое пива – всего лишь оттяг перед боем. Иосиф Виссаринович Сталин это понимал, и Георгий Константинович Жуков, и Константин Константинович Рокоссовский*.:)

 

Ждать пришлось недолго. Верхушка девятиэтажного скелета озарилась беззвучной вспышкой,  вверх медленно приподнялся клуб полупрозрачного тротилового дыма, а секунду спустя до нас докатился упругий гул разрыва. Несильный гул; 600 граммов тротила – это немного.

 

- В говно, - патрульный мент московского призыва презрительно сплюнул в сторону. – Тупые козлы полезли срывать красный флаг и подорвались. Там где ноги, где руки, где кишки – хрен поймёшь. Что, смотреть пойдёте?

 

- Зачем? – пожал плечами Камчадал. – Сдохли бандюки – и слава Богу.

 

Мы с Димкой Расторгуевым глотнули пива из горлышка, Серёга-Камчадал затянулся LM, и мы пошкандыбали в располагу.

 

- Вот почаще бы так, - заметил Камчадал.

- А х… ли, ответил я. И был прав.

ПОИСК ПО САЙТУ
ВСТРЕЧИ ВЕТЕРАНОВ
ПАМЯТЬ
МЫ УХОДИМ...
© 1995-2017 «101osbron.ru»